Ru
En Bl

Эдвард Войнилович: трагедия, подарившая Минску Красный костел

Автор: Екатерина Мухина

11.06.2019

Это внушительное здание в центре Минска стало одним из самых узнаваемых символов белорусской столицы. Однако не все знают, кем и в честь чего выстроен костел. Имя Эдварда Войниловича незаслуженно забыто. А ведь у нас немало причин, чтобы помнить политического деятеля, чьи останки были торжественно перезахоронены в минском костеле Святых Сымона и Алены 11 июня 2006 года.

Эдвард Антоний Леонард Войнилович родился 13 октября 1847 года в деревне Слепянка под Минском, в знатной и богатой семье. Его родителями были Адам Войнилович и Анна Ванькович, мальчик стал продолжателем древнего шляхетского рода. Хотя семья владела огромными территориями в Новогрудском воеводстве, основную часть времени они проводили в Савичах, в своем родовом поместье в нынешнем Слуцком районе. Оно принадлежало Войниловичам с XVII века и стало не только домом, но и своего рода музеем, где были собраны картины, книги, документы, скульптуры и предметы интерьера с уникальной историей.

1914.jpg

Росший в таких условиях Эдвард с раннего детства тянулся к знаниям. В 1861 году он с медалью окончил Слуцкую гимназию, а затем продолжил обучение в Петербургском императорском технологическом институте, к 1869 году окончив и его. Впрочем, одним высшим образованием Эдвард Войнилович не ограничился, и через три года отправился в Польшу, чтобы стать слушателем Сельскохозяйственной академии в Прушкове. Именно там он получил знания и навыки, которые позволили юноше в дальнейшем достичь невероятных высот в развитии сельского хозяйства на родине. Впрочем, Эдвард пришел к этой отрасли не сразу, сперва он стажировался на заводах в Германии и Бельгии, работал инженером-технологом на Путиловском заводе в Петербурге.

Woynillowicz.jpgСмерть отца не оставила молодому Войниловичу выбора — ему пришлось вернуться в имение и взвалить на свои плечи заботы обо всех семейных землях. Однако, обладая передовыми знаниями и будучи по духу экспериментатором, он справился с этой задачей великолепно. В 1883 году он был избран почетным мировым судьей Слуцкого уезда, а через пять лет вице-председателем Минского Общества Сельского Хозяйства.

В возрасте 35 лет Эдвард повстречал Олимпию Узловскую и они заключили брак. Семья была счастлива, но увы, недолго. Родившиеся в этом браке дети (Елена и Симон) были любимы и оберегаемы, однако даже самые богатые родители не могли защитить их от болезней при ужасном уровне медицины этого времени. Первым в двенадцать лет скончался Симон. Мальчику делали операцию в Варшаве, где в то время бушевала скарлатина. Подхватив заражение, Симон умер, был забран родителями и похоронен в Савичах. В семье Войниловичей осталась лишь дочь, но и она не дожила до 19-летия. Юная девушка умирала долго и мучительно, а родители не могли ничего с этим поделать — у врачей, лечивших ее, не было даже точного диагноза. Наиболее вероятно, что это было воспаление легких, ведь в Савичах отсутствовала канализация, уборные находились вне дома, а стояла суровая зима. Оставшись с супругой вдвоем, Эдуард Войнилович принял решение построить костел, посвященный памяти своих детей, своего оборвавшегося рода.

Идея строительства католического храма на окраине Минска была не нова, однако денег на него у города не было. В 1904 году Войнилович объявил комитету по строительству, что покроет стоимость здания, однако взамен выставил несколько требований. Во-первых, он хотел самостоятельно выбрать проект костела, во-вторых, назвать его в честь святых покровителей своих умерших детей и, наконец, закрепить над входом табличку с их именами. Требования никто не оспорил, и Эдвард начал выбирать проект. Среди десятков осмотренных строений, ему приглянулось то, что находилось в польском городе Ютросин. Его автор, Томаш Пайздерский, не имел права работать на территории Российской Империи, потому изначально на всех документах указывалось другое имя. 

Костел из красного кирпича в смешанном неороманско-неоготическом стиле построили быстро — в 1905-м еще закладывали фундамент здания, а 20 сентября 1910 года костел уже был освящен. Его архитектура по сути уникальна. Первое время после постройки самая высокая из трех башен костела просматривалась почти изо всех точек города — она символизировала родительскую скорбь, а две меньшие — утраченных детей. На его строительство ушло порядка 300 тысяч рублей — огромная сумма и основная часть наследства, которое уже некому было передать. 

e439b83d527573f5f2702cfb92479b7d.jpg

Кстати, на средства четы Войниловичей была построена и православная Георгиевская церковь в деревне Мокраны, и еще один костел неподалеку, правда, более скромный.

Разумеется, семейная трагедия повлияла на Эдварда, однако не лишила его трудолюбия, лишь направив энергию в другое русло. И ранее ведший активную политическую жизнь, теперь Войнилович стал и вовсе членом Государственного Совета России от Минской губернии. Одинаково хорошо владевший и польским, и белорусским языками, он не мог не замечать настроений крестьянства и рабочих, однако, будучи помещиком, не разделял их.

Одним из своих достижений Войнилович считал организацию сельскохозяйственных выставок. Первая из них прошла в 1901 году, а затем это стало традицией. Съезжавшиеся из разных губерний землевладельцы делились опытом, обсуждали новые технологии и инструменты. Достижения Войниловича в сельском хозяйстве были так велики, что Петр Столыпин предложил ему пост вице-министра сельского хозяйства Российской Империи, однако Эдвард ответил отказом.

Фамильное древо Войниловичей.jpgЯвляясь членом и даже учредителем многих общественных и политических движений, Войнилович всегда придерживался идеи о создании единой, независимой Беларуси, сотрудничающей с Польшей. Разумеется, выступал против раздела белорусских территорий между поляками и большевиками. Октябрьский переворот и последующие годы оказались крайне тяжелыми для шляхтича. Савичи — его родовое гнездо — были разрушены, все богатства и документы уничтожены. Смотреть на то, как гибнет знакомая ему Беларусь, Эдвард Войнилович не стал и уехал в польский Быдгощ. Не видя смысла в дальнейшей борьбе, деятельный эмигрант выстроил дом для сирот и беспризорных детей и содержал его всю оставшуюся жизнь. 

Скончался Войнилович 16 июня 1928 года в Быдгоще, и здесь же был захоронен. На его надгробии была высечена надпись: «Изгнанный из своей земли Рижским договором, я вынужден был ходить по чужим полям». 

И лишь через почти семьдесят лет, в июне 2006 года, останки Эдварда Войниловича были перезахоронены у стен красного костела в Минске. Еще через десять лет католическая церковь начала подготовку к процессу его беатификации (причисления к лику блаженных).

У САЙТА «ПЛАНЕТА БЕЛАРУСЬ» ПОЯВИЛСЯ КАНАЛ НА ЯНДЕКС ДЗЕН. ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ!


Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

Смотрите также

Статьи
Шесть знаменитостей и восемь мест в Беларуси, куда есть повод заглянуть в апреле

Вот несколько увлекательных маршрутов, которые позволят узнать лучше историю не только страны, но и выдающихся

Статьи
Настоятель Красного костела заложил свою квартиру, чтобы заказать колокола

Ксендз Владислав Завальнюк рассказал об этом прихожанам после мессы в минувшее воскресенье. Часть нужной суммы уже

Статьи
У хуткім часе знешні выгляд Чырвонага касцёла iстотна зменіцца

Многія мінчукі ўжо заўважылі, што вакол касцёла Святых Сымона і Алены вырас высокі металічны плот. Пачалася рэстаўрацыя

Еще
Самые популярные Самые обсуждаемые