pl | de | en | by

Полоцк – ганзейский город

Автор: Владимир Лобач, доктор исторических наук
Фото: С. Плыткевича. Рисунки: П. Татарникова

Огромное значение торговли в истории Полоцка как крупнейшего экономического центра древней Беларуси уже стало аксиомой в различных исторических исследованиях. Однако место и роль Ганзейского союза в развитии международных торговых отношений в бассейне Западной Двины до сих пор остаются «темным пятном» полоцкой истории, не представлены в музейных экспозициях, не воплощены памятными знаками в структуре городского ландшафта.

01 91b1c56b54a2b0fd9cd13bea5ea606ee.jpg Историческая реконструкция художника Павла Татарникова.

Между тем, Ганзейский союз (Hansa) являл собою крупное политическое и экономическое объединение торговых городов Северо-Западной Европы, возникшее в середине XII века. По существу, это была первая интеграционная инициатива в Европе, которая способствовала стремительному увеличению торговых оборотов, развитию трансграничных культурных связей и ремесла в обширном регионе.

В период расцвета Ганзейского союза, который пришелся на XIV– начало XV в., в него входило 130 городов, из них около 100 портовых, а под его влиянием находилось до трех тысяч населенных пунктов. Фактическим руководителем союза был город Любек.

В 1282 г. в состав Ганзейского союза входит Рига, которая с этого времени становится одним из ключевых игроков в системе торговых операций Подвинского региона и на восточном побережье Прибалтики.

1_887.jpg

Старая Рига, один из основных торговых партнеров средневекового Полоцка,
фото из открытого доступа.

Поскольку одним из важнейших торговых партнеров Риги был Полоцк, то вскоре в древнем городе на Западной Двине появляется постоянная фактория немецких купцов, а в Риге – представительство полоцких и витебских торговцев.

В отличие от Немецкого двора св. Петра в Новгороде, который являлся своего рода резервацией, огражденной рвом и валом от «русской» части города, ганзейская контора в Полоцке имела значительно больше свобод. Немецкие купцы арендовали жилье у полочан, не имели ограничений ни в контактах с горожанами, ни по времени пребывания в Полоцке, в то время как в Новгороде иноземный купец, прибывший весной, осенью должен был покинуть факторию и выехать в свою землю.

Главой немецкой колонии в Полоцке был «эльдерман» (olderman), которого избирали немецкие купцы на общем собрании. Это был человек, имевший авторитет в немецкой общине и значительный опыт в проведении торговых операций и урегулировании спорных вопросов с полочанами. Эльдерман поддерживал связь с рижским магистратом, следил за исполнением его постановлений ганзейскими купцами, а также представлял интересы немецкой общины перед властями и горожанами Полоцка.

К началу XV в. численность ганзейских торговцев в Полоцке возросла настолько, что возникла необходимость выбора уже двух эльдерманов, а также их помощников. В 1393 г. рижский магистрат издает специальные постановления (шраги), регламентирующие деятельность немецких купцов в Полоцке.

Особое внимание в документах уделялось правилам торговли с полочанами и мерам по предотвращению закупки некачественных товаров (воска с чужеродными примесями или же подкрашенной пушнины).

В свою очередь, купцами из восточнославянских земель (прежде всего из Полоцка, Витебска, Смоленска) еще в XIII в. было организовано «Русское подворье» в Риге – компактный район проживания купцов и ремесленников.

2_887.jpg Архитектурный комплекс жилых и производственных помещений рижских купцов и ремесленников «Три брата», XV-XVII вв.,
фото из открытого доступа.

Территория и структура Русского подворья разрастались и в XIV в. включали в себя не только жилища, но и храм Николая Чудотворца, больницу, богадельню, кладбище, а также широкое ремесленническое подворье, где работал цех бондарей, скорняков, огородников и садоводов, а также каменщиков и кузнецов.

3_1330.jpg «Дом черноголовых», культурный и бизнес-центр рижского купечества XV-XVII вв.,
фото из открытого доступа.

Несмотря на периодические военные конфликты с Ливонским орденом, международная торговля в бассейне Западной Двины интенсивно развивалась в XIV–XV веках, что было обусловлено взаимной заинтересованностью европейцев и жителей Полоцкой земли в товарах, поставляемых на рынок.

Одной из ключевых статей полоцкого импорта являлась соль, поставляемая из Нижней Саксонии через Ригу в огромных количествах.

4_813.jpg

Средневековый купец, гравюра XVI в.

Соль являлась товаром жизненной необходимости, поскольку активно использовалась не только в гастрономии и при заготовке мяса, но и в кожевенном производстве. Также в качестве популярных и востребованных товаров фигурирует балтийская сельдь, различные виды сукна, разнообразные специи (перец, мускат, шафран, гвоздика), железные изделия (топоры, ножи), металлическое сырье (железо, медь, олово, цинк, серебро), посуда, а также вино, пиво и сухофрукты.

7_984.jpg Балтийская сельдь, одна из основных статей полоцкого импорта, фото из открытого доступа.

В неурожайные годы из Европы поставлялось зерно, как это было в 1309 г., когда полоцкий епископ Яков просил рижский магистрат пропустить в Полоцк корабли с рожью: «А нынъ а бысте пустили жито оу Полотеско» .

10.jpg Грамота полоцкого епископа Якова рижскому магистрату с просьбой пропустить корабли с рожью в Полоцк, 1308 г.
(коллекция НПГКМЗ)


В свою очередь, товары, экспортируемые полочанами, были чрезвычайно востребованы на европейском рынке. Первую позицию по значимости объема поставок и получаемой прибыли занимал пчелиный воск.

8.jpg Воск, главный экспортный товар полочан в средневековье,
фото из открытого доступа.


В Полоцкой земле, которая славилась своими огромными лесами, бортничество издавна являлось развитым промыслом. Уже к началу XIV в. с территории Подвинья вывозилось ежегодно от 5 до 10 тонн воска, который из Риги отправлялся в Немецкие земли, Фландрию и Англию. Нетрудно представить, что во многих западноевропейских храмах горели свечи, сделанные из полоцкого воска.

5+.jpg Торговые лавки в средневековом городе, миниатюра XV в.


Также в больших объемах поставлялся на рынки Западной Европы и полоцкий мед отличного качества, который в то время был практически единственной сладостью европейцев: сахар только начинал занимать свое место в европейской кулинарии и являлся привилегией элит, недоступной большинству населения.

Ходовым и достаточно дорогим товаром, приносившим большие прибыли, была пушнина различных видов. Немецкие купцы приобретали в Полоцке большие партии шкур бобра, медведя, рыси, белки, соболя, ондатры, а также лисы, волка, зайца, горностая, песца и ласки.

Часть пушнины (например, шкурки песца, который водился только на Севере), была предметом транзитной торговли – закупая пушнину в Великом Новгороде по более низким ценам, полоцкие купцы с выгодой перепродавали ее ганзейским торговцам, а те, в свою очередь, перепродавали ее в Западной Европе, получая свою прибыль.

Выгодным делом являлся и экспорт дерева хвойных пород, чему способствовали огромные лесные ресурсы Полоцкой земли. Древесина сплавлялась в Ригу, откуда она поступала на судостроительные верфи Данцига и Гамбурга, где строилась основная часть ганзейского торгового флота.

Востребованным в Европе товаром были и продукты лесохимических промыслов – смола, деготь, зола. Поташ (карбонат калия), который получали из древесной золы, использовался европейскими ремесленниками при производстве мыла, стекла и в качестве реагента при окраске тканей. Смола и деготь находили применение в судостроении, где ими пропитывались корабельные конструкции для большей герметичности и водоустойчивости. В этой же сфере использовалось поступавшее из Подвинья льняное и конопляное волокно, из которого производили корабельные канаты, а также паруса для судов.

12 739ac52e795397caa2aad93cfe10a4d9.jpg На художественной карте Павла Татарникова хорошо видно, какое стратегически важное место на реке Двина занимал в средние века город Полоцк…

Большое значение международной торговли для государства обусловило тот факт, что торговые отношения между Полоцком и Ганзой находились под личной опекой великих князей литовских, которые стремились на законодательном уровне защитить интересы полоцких купцов и обеспечить равные условия конкуренции.

Упомянутые положения нашли воплощение в жалованной грамоте Витовта 1399 г., которая предусматривала свободную торговлю немцев в Полоцкой земле и такие же права полочан в Риге.  

«Мы великий князь Витовтъ дали есмо сию грамоту буркгмистру ризскому Никгиборгку и всъмъ нъмцем купцем ризским и иным всъем, што ж оу Полоцку полочаном добрым людем цъеловати крестъ, на том, што имъ чинити нъемцем все оу правду и оу въсъх и оу торговли и во всьм торговомъ дълъ. А також оу Ризъ к полочаном цъеловати крестъ нъмцем добрым людемъ на том, што полочаном чинити все оу правду и оу въсъх и оу торговли и во всемъ торговом дълъ. А рубежа не чити промежи себе на объ сторонъ ни нъмцем, а ни полочаном…» (Полоцкие грамоты)

Копысский торговый договор 1406 г., заключенный под патронажем великого князя Витовта между Полоцком и Ригой, гарантировал право свободной торговли и неприкосновенность товаров как немецких, так и полоцких купцов, вне зависимости от состояния политических отношений между Великим княжеством Литовским и Ливонским орденом. В то же время, с целью стимулировать развитие ганзейской торговой фактории, Витовт дает разрешение на строительство в Полоцке «немецкой церкви».

Несмотря на интенсивный товарооборот между Полоцкой землей и Ганзейским союзом, торговые отношения между двумя сторонами были далеко не идеальными. Рижские власти стремились ограничить географию полоцкой торговли и не пропускали купцов из Полоцка в другие немецкие города и на Готланд.

Со своей стороны, полочане к XV в. полностью перекрыли доступ немецких купцов к торговым площадкам Витебска и Смоленска, вынуждая их продавать свои товары в Полоцке и только оптом.

Сфера торговли и финансов во все времена была поприщем разного рода мошенников и преступников, которые благодаря своим махинациям получали сверхприбыли. Не являются исключением и торговые отношения между Ганзой и Полоцком, когда и немецкие, и полоцкие купцы в равной степени уличались в противоправных действиях.

Одним из самых распространенных мошеннических способов получить дополнительную прибыль являлась манипуляция с весами при продаже или покупке товара. Многочисленные взаимные жалобы и претензии периодически встречаются в грамотах XIV–XV веков, но практически ничего не могли изменить, в то время как масштабы махинаций с весами были впечатляющими.

В начале XV в. представители полоцкой канторы жаловались в Ригу: «Мы уже не раз писали к вам о неверности весов; теперь они хуже, чем когда-либо и с каждым днем ухудшаются. Это причиняет нам такой убыток, что мы предпочитаем товар наш оставлять по целым годам в амбарах непроданным, чем дозволять русским обкрадывать нас столь явным образом» (Гильдебранд Г. Немецкая контора в Полоцке, 1879).

В свою очередь и полочане жаловались на нарушение весовых стандартов в Риге. В грамоте 1459 г. «бояре полоцкие и местичи… жаловались королю… о великие свои кривды и шкоды, и о соромоты, которые ж деются от ваших рижан полочаном как у весах, та иныи новины неподобныи ново уведенены…» (Полоцкие грамоты).

Фальсификация товаров также являлась ключевой проблемой на протяжении всей истории торговли между Ганзой и Полоцком. В ХІІІ–XIV вв. недоброкачественный товар именуется «нечистым», «лихим», и купцу, его привезшему, предписывалось вернуться восвояси. «Аже привезеть нечистый товар, а нелюб будеть, поехати ему назад со своим товаром». Но в XV в. появляются специальные термины по отношению как к фальсифицированным товарам (хвальш), так и к торговцам, их продающим (хвальшники, хвальшеры). При этом уличенный в продаже некачественного товара купец подлежал суду и штрафным санкциям в своем городе: рижанин в Риге, полочанин – в Полоцке.

Предметом фальсификации с обеих сторон становились основные группы экспортных товаров. Естественным образом полочане специализировались на продаже некачественной пушнины и, особенно, воска, в который добавляли смолу, сало, песок, гороховую, желудевую муку и даже камни. Мошенничество ганзейских купцов было наиболее ощутимым при продаже соли, сукна и сельди, на что полочане неоднократно обращали внимание рижского магистрата: «Не первое вам пишем, што ж чините хвальш в сукне, а в соли, а в селедцех».

Однако венцом в сфере мошенничества и финансового криминала стала масштабная подделка ливонских шиллингов, предпринятая в Полоцке в конце XIV – первой половине XVI в.

В 1493 г. магистр Ливонского ордена с ужасом писал магистру Ревеля (Таллина): «Сообщаем вам, что какие-то русские приехали в Ригу из Полоцка, который в Литве, имея с собой фальшивые монеты, изготовленные наподобие наших венденских, а именно – на одной стороне герб, а на второй – ревельский крест с точкой. Одного из них словили, и он рассказал, что похожих монет изготовлено половина ласта и они привезены к нам…» (Гулецкі Д. Манеты беларускай даўніны, 2007).

Количество изготовленных фальшивых монет не может не впечатлять. При среднем весе орденских шиллингов в 1–1,2 грамма, в половине ласта (около 960 кг) их должно было быть от 800 до 960 тысяч штук!

Неожиданное подтверждение словам магистра, который обвинил полочан в тяжелом финансовом преступлении, произошло в 1997 г., когда в Полоцке был выявлен клад фальшивых ливонских шиллингов. Большинство монет клада разошлась по частным коллекциям, но 14 фальшивых монет попали в нумизматический кабинет Белорусского государственного университета, где было установлено, что эталоном для изготовления фальшивок стали шиллинги магистра Ливонского ордена Германа фон Брюггенея (1535-1549).

Таким образом, подделка монет Ливонского ордена в Полоцке имела не только крупные масштабы, но почти 50-летнюю историю!

9.jpg Фальшивый шиллинг Ливонского ордена, изготовленный в Полоцке в 1540-1550-х гг., медь,
посеребрение (коллекция НПГКМЗ).


В этой связи можно высказать мнение, что «подпольным» полоцкий монетный двор можно назвать только условно. Долговременная и масштабная подделка шиллингов вряд ли могла иметь индивидуальный и кустарный характер, но, скорее всего, планировалась, финансировалась и координировалась городской верхушкой, как это было раньше с фальсификацией воска, в котором активное участие принимали именно «боярские люди».

В XVI в. Ганзейский союз приходит в стадию упадка, связанного  с открытием новых морских путей в колониальные страны, а торговля на полоцком направлении полностью замирает в условиях Ливонской войны. Однако, говоря о предыдущих столетиях, можно с уверенностью утверждать, что активная международная торговля в системе ганзейских городов стала локомотивом социально-экономического и культурного развития Полоцка и Полоцкой земли в эпоху средневековья.

В 1980 г. в голландском городе Зволле была основана организация под названием «Ганзейский союз Нового времени» (часто неофициально называемый «Новой Ганзой»), который к настоящему времени объединил около 180 городов 15 европейских стран.

Историческая и экономическая значимость Полоцка для средневековой Ганзы была признана в 2009 г., когда древний белорусский город был включен в состав «Новой Ганзы», а Нацбанк Республики Беларусь выпустил памятную монету «Полацк. Ганзейскі саюз».

11_1215.jpg Памятная монета Нацбанка РБ «Полацк. Ганзейскі саюз», 2011 г.

Комментарии
Оставить комментарий
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

Смотрите также

Статьи
Летопись уездного города

Разделы Речи Посполитой и включение территории Беларуси в

Самые популярные Самые обсуждаемые